Пропавшие антарктические микробы вызывают острые вопросы о поисках инопланетян

Кажется, что даже самые суровые условия — не помеха микробам. Они способны выживать абсолютно везде. Но, как выяснилось, это не совсем так.

У микробного эколога Ноа Фирера не было сомнений, что 204 образца почвы, которые он вместе с коллегами собрал у ледника Шеклтона в Антарктиде, будут населены микробами. Даже небольшая проба такой почвы должна содержать миллиарды микроорганизмов. Поэтому он предположил, что во взятых образцах найдутся хотя бы небольшие признаки жизни, несмотря на весьма неприятный для этого климат.

Однако некоторые из самых холодных и сухих почв, похоже, вообще не имели микробов. И подобное ученым встретилось впервые.

Эта информация свидетельствуют о том, что слишком холодные условия могут серьезно ограничить обитаемость микроорганизмов. А это может поставить жирную точку и на попытках отыскать живых существ на других планетах, где климат куда более изнуряющий.

«Проблема сводится к подобного рода сложной задаче: как доказать обратное?» — говорит Фирер.

Как известно, доказать отрицательный результат — сложная задача. Никакое измерение не является абсолютно точным, а это означает, что всегда существует возможность, что даже идеально выполненное исследование не обнаружит нечто, что действительно есть. Потребовались годы экспериментов, основанных на нескольких независимых методах, прежде чем Фирер из Университета Колорадо в Боулдере и его сотрудник Ник Драгон наконец почувствовали себя достаточно уверенно, чтобы объявить, что они нашли почвы, свободные от микробов. Но и тогда исследователи выступили с заявлением о том, что им не удалось найти жизнь во взятых образцах почвы а не о том, что почвы были естественно стерильными. «Нельзя сказать, что почвы стерильны. Никто не может этого сказать», — говорит Фирер. «Это бесконечный квест. Всегда есть другой метод или вариант метода, который вы могли бы попробовать».

Полярный микробиолог Джефф Боуман интерпретирует результаты команды как ложноотрицательные.

«Конечно, там что-то было», — говорит Боуман из Института океанографии Скриппса в Ла-Хойе, Калифорния. – «Это Земля. Это среда, сильно зараженная жизнью».

По словам Драгона, даже если бы в почве было несколько необнаруженных микробов, это не подорвало бы доказательства его команды, что холод и засушливость представляют собой серьезную проблему для жизни. «Это сочетание множества очень сложных условий окружающей среды, которые ограничивают жизнь больше, чем одно действие само по себе», — говорит Драгон. «Это совсем другое ограничение, чем, скажем, просто высокая температура».

По мере того как ученые ищут свидетельства существования жизни за пределами Земли, они неизбежно будут вынуждены идти по границе между свидетельством отсутствия и отсутствием свидетельств. «То, что мы пытаемся сделать на Марсе, является своего рода противоположностью тому, что мы пытались сделать на Земле», — говорит полярный микробиолог Лайл Уайт из Университета Макгилла в Монреале. На Земле утверждать, что окружающая среда безжизненна, — трудная научная задача. На Марсе все с точностью наоборот».

Автор записи
. Top.Mail.Ru